III. МОЛОКАНЕ В ЗАКАВКАЗЬЕ

Вначале ХIХ века Россией началось освоение Закавказья, территорию которого занимали земли Гру­зинского царства, множество мусульманских ханств, вассальных Персии, а также несколько регионов Восточной Армении, находившихся под игом Турции.
         В 1801 году, когда Грузия добровольно вошла в состав Российской империи, туда был введен значительный контингент российских войск. В период русско-персидских (1804-1813 гг.) и русско-турецких (1806-1812 г.г.) кампаний воинские части были значительно пополнены.
         Первый поход русских войск на Эривань состоялся в 1804году, а второй - в 1808 году. И лишь третий поход в 1827 году увенчался успехом - крепость Эривань была взята и такие крупные регионы Восточной Армении, как Эриванское      и  Нахичеванское ханства, были присоединены к России. Первый военный гарнизон в армянских краях появился сразу же после присоединения Грузии к России. Он был размещен в провинции Ширак (Шурагель). Казаки, посланные сюда, основали поселок по соседству с деревней Гюмри, который превратился в пограничный пост на границе с Турцией. За все время Кавказской войны пост в Гюмри играл роль передового военного бастиона российских войск. Отсюда генерал Паскевич выступал па завоевание Эривани, а затем - Карса и Эрзерума. Гюмри превратился в важную крепость. R1836 году здесь побывал император Николай I, после чего фортификационные работы еще более усилились и деревня Гюмри, разросшись, превратилась в город Александрополь, ставший крупным стратегическим центром России на Кавказе, где уже появились гражданские лица русской национальности.
         Было решено на присоединенных землях создать  русскиепоселения, жители которых могли бы с оружием в  руках, защищая  свое имущество, помогать  в освоении края. Этодавало возможность сократить численность оккупационной армии и снизить огромные расходы на ее содержание, доведя ее численность до размеров обычных военных гарнизонов. Рано илипоздно необходимо было военную оккупацию края заменить полным и мирным владением завоеванных с таким трудом земель.
           Одновременно это даваловозможность решить вonpoc удаления из России "особо вредных сект" и изоляции от них православного населения. И уже в 1831 году и Карабахской провинции возникло первое поселение духоборов из донских казаков — село Кизил-Кишлак. Через год в Нахичеванской губернии появилось первое молоканское село Базарчай.
         Еще раньше в Закавказье обосновались немецкие колонисты,  которые,   приехав   в   Грузию  в    1817    году, поселились    в    нескольких    колониях    Тифлисской  и Елисаветопольской   губерний.   В    1830 составляло   примерно   2000   человек. Все они были протестантами и искали здесь мира, душевного спокойствия и второго пришествия Христа, которое по пророчеству их проповедников должно было произойти   в 1836 году в районе горы Арарат.   Аналогичные слухи   были   широко распространены   и    среди   молокан, а также  духоборов. Поэтому   на   Кавказ   наряду   с   ссыльными    сектантами, немало   прибывало   и    добровольцев.   Это   тогда   вполне устраивало администрацию Закавказья, которая создавала благоприятные   условия   переселенцам, обеспечивая   их значительными   наделами   земли  и  освобождая на первое время   от   налогов.   При   этом   правительство  руководст­вовалось   не   только   внешнеполитическими, но   и    эконо­мическими   соображениями.  В России   зарождался капи­тализм, которому  необходимы были   рынок и   ресурсы, а следовательно,   необходимо  было  осваивать   и   развивать присоединенные районы.   Здесь же происходили   межэт­нические стычки   между татарами, курдами   и   армянами. России   приходилось   вести   постоянную    борьбу   как  с внешними противниками в лице Турции   и   Персии,   так и внутренними   группировками, поддерживавшимися  этими государствами.
         Генерал Ермолов, бывший тогда управителем Кавказа и главнокомандующим кавказским корпусом, по­вел жесткую политику против произвола ханов и беков, ввел русское управление и суд, окончательно превратив завоеванные края, населенные преимущественно мусуль­манским и армянским населением, в российские провин­ции.
         Разместив военные гарнизоны в пунктах, имеющих стратегическое значение, Ермолов на первых порах стал создавать военные поселения (тогда их называли   штаб-квартирами),   где   солдаты   помимо   несения   воинской службы имели   свое крестьянское хозяйство и  семью. Из внутренних губерний России   стали   завозить для солдат невест.   Появились чистые, благоустроенные поселения с православными    храмами    и    обустроенным   хозяйством. Этим Россия давала понять  всем,    что она на Кавказ пришла не временно. Наряду с этим не упускалась из виду и возможность привлечения сюда русских переселенцев из числа сектантов.   Их стали   расселять на магистральных направлениях,  имеющих   стратегическое   значение   для России.  Одна волна селилась по трассе,    которая затем стала   основным    торговым    путем    между    Россией   и Персией: Тифлис - Елисаветполь (Гянджа) -  Казах - Дилижан -  Еленовка (Севан) - Ахта  (Раздан).
         Другая волна расселялась по другой стратегически важной трассе следования русских войск на Турцию: Тифлис - Александрополь (Гюмри) - Карс - Эрзерум. Здесь помимо сектантских создавались православные села из числа военнослужащих и казаков (Джалалоглу, Камен­ка, Русские Гергеры, Новопокровка, Привольное).
         Русские селились, главным образом, в местах, природно-климатические условия которых были схожи с теми, которые они оставили в России. В 1835 году появилось  молоканское  поселение   Еленовка  (Севан), в 1842   году  -    Никитино   (Фиолетово), в   1846 году - Воронцовка    (Ташир),   в    1847    году    -     Воскресенка (Лсрмонтово) и другие.
         В 1841-1845 гг. на территории  Ахалцихского уезда Тифлисской    губернии     появились    девять    поселений досланных  сюда из Таврии   духоборов.  Таким  образом, появление   русских   населенных  пунктов  в   Закавказье  в основном  приходится  на 30-40-е годы XIX  века,    когда здесь появилось более тридцати чисто русских поселений. Следует   отметить, что   отвоеванные   у   Турции    и Персии  земли   Восточной Армении,  были  слабо заселены и   сюда просилось  казачество, но правительство  России поручило полковнику Лазареву, армянину по происхож­дению, заняться    проблемой    заселения    этих    земель армянским населением, для чего тот обратился к армянам, проживающим в Персии   и   Турции, с призывом пересе­ляться в Эриванскую и   Нахичеванскую губернии.
К при­зыву Лазарева присоединилось и   руководство армянской церкви   во главе с ее патриархом Нерсесом Аштаракеци, приветствовавших  появление русских   в Армении.  В течение трех месяцев сюда из Персии   перебралось 8 тысяч семейств общей численностью около 40000 человек. Спустя короткое   время, после  заключения   с  Турцией  Адрианопольского мира, сюда перебралось еще 13000 армянских семейств   из   Эрзерума,   Баязета   и    других   турецких территорий. Общее число переселившихся  из Персии   и Турции за 1828-1829 гг. армян достигло 105000 человек.15 
     
15К.А.Бороздин. Переселенцы в Закавказье. Санкт-Петербург,1891 г., стр. 128
                В ходе дальнейших русско-турецких войн в 1853-1856гг. и 1877-1879 гг. кампания по переселению армян из Турции    в   Закавказье, преимущественно   в   Эриванскую губернию и   на Черноморское побережье Кавказа продол­жалась и носила широкий размах. Заселением русскими и армянами завоеванных земель Россия намеревалась окон­чательно закрепить за собой эти края.
         В результате репрессивной политики правительства Николая I   по   отношению  к   сектантам,  в   Закавказье оказался значительный набор  различных сект: молокане, духоборы, хлысты, субботники, скопцы и   многие другие. Им были   отведены значительные наделы земли. Первое время   им    приходилось   очень   трудно.    Дикий   край, непривычный    климат    (особенно    в    Шемахинской    и  Елисаветпольской    губерниях),   лихорадка    и     другие болезни, хищнические   набеги    татарского   и    курдского населения сплачивали  сектантов и   заставляли   прибегать к взаимовыручке и   артельному труду. Сознание ответст­венности    перед   семьей,  стремление   быстрее   развить хозяйство,  требовало   трудолюбия, экономии    во   всем, трезвости   и   добросовестности   в  работе.   Эти   качества сектанты  сохранили   до  настоящего  времени   и   потому многие   хозяйственные    руководители   ценят    их    как хороших, добросовестных  работников.   Эти   же  качества помогли им довольно быстро встать на ноги и обзавестись крепким   хозяйством.   Сооружались   добротные   дома   и хорошо организованные усадьбы. Занятием вначале была разработка   земель   и    хлебопашество, чему   научила   их исконная родина. Затем началось занятие скотоводством, пчеловодством, ремеслами    (плотничанье, выделка   кож, кузнечное   дело   и   др.), извозным   промыслом.   Русские успешно   выращивали    картофель,      капусту,  разводили сады.
         Часть молокан, поселившаяся в Тифлисе особой слободкой, стала весьма полезной в обслуживании городского хозяйства и его зажиточного населения (извозчики, дворники, домработницы и т.п.).
         За короткий период в руках русских людей сосредоточилась перевозка грузов по трассе Джульфа -Ереван - Тифлис. Они перевозили не только хлопок и сельхозпродукты, но и керосин, соль, обслуживали внешнюю торговлю между Россией, Персией и Турцией в пределах Эриванской, Елисаветпольской губерний, Карсской области и других Закавказских регионов. Их более удобные, быстрые четырехколесные повозки, а зимой сани, имели преимущества перед традиционными двух­колесными арбами местного населения и позволяли им делить многодневные дальние рейсы аж до Владикавказа. Проживая вдоль магистральных стратегических трасс, они выполняли работы по их содержанию и ремонту. Во время русско-турецкой войны молокане и духоборы помогали делать переправы и доставлять провиант для действующей армии.
         Зажиточность   стала   возводиться   в   ранг   добро­детели, что   еще   больше   стимулировало   трудолюбие   и бережливость. Не следует зариться на чужое,  не укради, не  ссорься   с   окружающими, помоги    ближнему   -    вот основные принципы, которые провозглашались в их среде. Каждая община решала у себя все хозяйственные вопросы, следила за поведением и образом жизни каждого ее члена,  распределяла земельные наделы между  семьями, регули­ровала отношения как внутри   ее, так и  с правительст­венными   органами.   Община строго  следила за сохран­ностью выделенного правительством земельного фонда и  сбором податей, которые устанавливались государством из расчета количества всей выделенной общине земли. Правом на пользование   землей   имели    только   члены   сельской общины, которая могла принять или не принять пришлых со стороны. При приеме в общину учитывалась не только возможность надела землей просителя, но и   его индиви­дуальные   качества   (трудолюбие, поведение, характер   и т.п.).   Продавать земельные наделы строго запрещалось, разрешалось свободные участки   лишь сдавать в аренду. Продавать  и передавать можно было лишь дома с усадьбой и    постройками, скот   и    т.п.   Трудолюбие   и    разумное хозяйствование не могло не сказаться на экономике реги­онов их проживания. Только в одном Лорийском регионе спустя два десятка лет после прибытия русских, в их селах  действовало уже несколько десятков сыроделен, где вырабатывалось около десяти тысяч пудов сыра и  1-2 тысячи пудов масла. Администрация края и местное начальство, видя   громадную пользу, приносимую трудолюбивым   и трезвым   населением,  а   также   не   имея   возможности осуществления    строгого    контроля    за    перемещением переселенцев, глядело сквозь пальцы на тот факт, что у молокан установились тайные сношения с родиной, откуда потянулись к ним беглецы, укрываемые ими  и, когда кто-либо из молокан умирал, на его место подставляли одного из беглых, присваивая ему имя умершего. Таким образом в официальных списках у молокан умерших никогда не значилось. Иногда случались казусы, когда при проверках оказывалось, что приемный беглец, включенный в списки вместо умершего сына, вдруг оказывался старше "своих родителей".
          Когда в дальнейшем молоканам объявили, что беглецов не будут преследовать и прятать их не следует, в составленных новых списках молокан оказалось на несколько тысяч больше, чем значилось их в прежних списках. К концу XIXвека приток беглых в Закавказье прекратился.
         Большую помощь и покровительство молоканам в период их прибытия в Закавказье оказывал наместник на Кавказе, граф М.С.Воронцов, в честь которого и членов его семьи были названы селения Воронцовка, Елизаветинка, Еленовка и некоторые другие.
         Благоприятные условия послужили стимулом для многих сектантов России, которые стали добровольно переселяться в Закавказье, где они расселялись с разре­шения местной и краевой администрации. Особенно актив­но осуществлялось заселение Карсской области после ее присоединения в 1878 году к России, гдеуже к концу XIXи началу XXвека численность русского населения составляла примерно 11000 человек, из коих 6500 - молокан и свыше 3000 - духоборцев. Здесь были богатые поселения   Благодарное,  Дубовка,  Плодородное,  Новопетровка, Одинцово, Ромашевка и другие.
         В Эриванской губернии общая численность русских достигала 4150 человек, в Бакинской губернии - 11500 человек, Тифлисской — 3204 человека, Елисаветпольской - 2987 человек.16
         Если проблемы быта и материального благо­получия молоканами решались успешно, то этого нельзя было сказать в отношении налаживания контактов с коренным населением, особенно в начале прибытия. Приходилось многое переносить из-за набегов шаек разбойников из числа татар и курдов, угонявших скот. Да и армяне вначале не особенно радушно относились к новым непрошеным соседям по причине того, что им были выделены наделы земли, значительно превышающие их наделы, да еще к тому же переселенцы освобождались на первые годы от налогов и получали значительные льготы.
         Лишь постепенно, на почве экономических и торговых сношений стали налаживаться контакты с местным населением. Бытовых контактов молокане, живущие замкнутыми общинами, старались избегать.
         Местному населению было чему поучиться у прибывших, так как русские принесли сюда более совершенные орудия труда, новые лучшие породы скота, более передовые методы ведения хозяйства.
 
 
 
16  Обзор переселенческого дела на Кавказе за пятилетие. 1908-1912г.г., Санкт- Петербург, 191 Зг., стр. 6
                                                                   Местное население переняло у прибывших  косу, четырехколесные повозки, которые постепенно стали вытеснять арбы.
"...Русские принесли на Кавказ такую сельско­хозяйственную культуру как картофель, способствовали развитию в крае огородничества".17 Прибывшие, в свою очередь, многое переняли у коренных жителей. Для обмо­лота зерна они стали использовать широко распространенную на Кавказе впрягаемую в лошадь широкую деревянную доску-терку, утыканную с одной стороны острыми крем­ниевыми камушками, стали разводить в большом коли­честве овец, изготавливать и потреблять широко в зелень и  другое.                                              
          Еще в России, до переселения на Кавказ, некоторые молоканские пророки (Соколов, Булгаков и многие другие) начали проповедовать идею о кончине века сего, скором "страшном суде Христовом, когда грешные все погибнут, а праведные останутся царствовать со Христом на земле тысячу лет". Они предсказывали наступление божьего чуда уже в 1836 году. Но когда этот год прошел и чуда не произошло, пророки начали излагать проекты об идеальном по своему строю тысячелетнем царстве для избранных, которыми по их мнению являлись молокане. Наибольшего размаха эти проповеди достигли уже по месту нового расселения молокан - в Эриванской, Шемахинской, Елисаветпольской губерниях.
         Последователь Соколова и Булгакова, уроженец села Алгасово Моршанского уезда Тамбовской губернии Максим Гаврилович Рудометкин, ставший после пересе­ления жителем села Никитино Александропольского уезда Эриванской губернии, создал новое широкое течение в молоканстве, которое прочно объединяет большой массив молокан и в наши дни. Он ввел в своей общине "хож­дение в духе", сопровождавшееся священными песнопени­ями, в процессе которых молящиеся, впадая в экстаз, начинали трястись, дергаться и подпрыгивать то в одиночку, то целыми группами. В силу этого молва стала называть их "прыгунами". Это название впоследствии было усвоено и самими сторонниками этого течения. Они стали официально называть себя "духовные молокане - прыгуны".                                                                                                 -    
         Главное толкование прыгунов заключалось в том, что скоро наступит тысячелетнее царство и к нему надо готовиться, что вскоре грядет "царь солнца", который и устроит   всю их   жизнь.   Они    начали    отрицать   власть правительства.
17Духоборцы и  молокане в Закавказье. Сборник трудов института этнологии и антропологии имени Миклухо-Маклая. Москва, 1992 год, стр. 49
         Сам Рудометкин стал называться "царем духов" и "вождем сионского народа". Он возглавил духовную жизнь общины, управление которой осуществлялось через совет старейшин под его эгидой. В своем кругу он начал вводить так называемый "сионский язык", на котором, по его мнению, должны будут разговаривать жители  тысячелетнего царства. Так, например, приветствие звучало следующим образом: паргинал, ассуринал, юзгорис. Себя он именовал Енфанаил  Савахан  Юлия. Проповеди его имели большой успех и увлекали многих молокан. Так, среди молокан Эриванской губернии второй половины 50-х годов больше половины стали последователями  Рудометкина.
         Правительству   не   по   нраву   пришлись   догматы нового   учения   и    против   его   сторонников   начались репрессии.   Наиболее   рьяные   его   последователи    были заключены   в   тюрьмы.   Некоторые   были    высланы.   Сам Рудометкин в 1857 году был заключен в Александропольскую      тюрьму,      а   через   год   пожизненно   сослан   в Соловецкий,  а   затем,  через   девять   лет   переведен   в Суздальский     монастырь     "для     перевоспитания".
В заключении  он,  в невероятно тяжелых условиях, тайно от зорко наблюдавших за ним монахов, написал четырнадцать рукописных  "книжек", которые, в дальнейшем,  составили вместе с другими избранными писаниями деятелей секты духовных   молокан, одну   общую книгу   под   названием «Книга   солнца».   В   ней   изложены   обряды,     молитвы, псалмы, предсказания   и    другое.   За  свои    многолетние мучения за веру Максим Гаврилович Рудометкин отнесен молоканами     к    разряду     святых,   его    памяти     они поклоняются и заповедями руководствуются. Его учение в настоящее   время   охватывает   большую  массу    молокан Закавказья,  Америки    и    Австралии,  а   его   активных  последователей именуют "максимистами"
         Подлинные рукописи Рудометкина были достав­лены из России в Америку, где в 1915 году в Лос-Анджелесе были изданы отдельной книгой "Дух и жизнь", куда также были включены и толкования других видных молоканских проповедников. Книга впоследствии там же издавалась дважды - в 1929 и  1947 годах.
         Часть молокан не последовала за сторонниками Рудометкина и осталась верна первоначальному учению Уклеина, основанному на так называемой "разумно-толку­емой книжности". Эти члены молоканской секты стали именоваться "постоянными", то есть умеренными группами этой секты.
         После раскола на "постоянных" и "прыгунов" разброд среди молокан Закавказья продолжался. Художник В.В.Верещагин, посетивший молокан и духоборов во второй половине XIXвека писал: "В Закавказье очень много молокан; живут они все хорошо, зажиточно, но только не так согласно, как духоборцы. Между молоканами много раздоров: недовольные почему-либо старыми порядками выдумывают новые, отделяются и увлекают за собой целые партии; отделившееся таким образом общество начинает собираться под руководством нового наставника и уже в отдельном доме".18
         Вследствие такого дробления появился разброд и в почитании религиозных праздников. Так, если у "посто­янных" некоторые ветхозаветные праздники справляются в сроки, общеустановленные православной церковью, то у "прыгунов" они разнятся как по срокам, так и по испол­нению. Причину такого расслоения секты многие видят в раздорах и отсутствии согласия у наставников и руководителей массы.
         Размежевание молоканства на течения происходило не только в Закавказье, но и в других регионах России, что  отражало  социальные противоречия  между   различными слоями членов этого движения. Старое молоканское учение, критиковавшее казенную церковь, ее духовенство, идеологию, постепенно утрачивало прежнее значение. Среди молокан началось расслоение на бедных и зажиточных, что не могло не отразиться и на их первоначальной идеологии о всеобщем братстве, взаимо­выручке и равенстве. В Закавказье тип кулака появился впервые именно среди молокан, в общинах которых стала наблюдаться постепенная мобилизация земли и  средств  производства в руках определенных семей. Появилась прослойка малоземельных крестьян и батраков.
         В царствование Александра IIмолокане получили право арендовать и приобретать в собственность крупные земельные участки, что ускорило социально-имущественное расслоение общины и переход на товарно-капиталистичес­кие отношения. Стали появляться частные мастерские, цеха и крупные производственные хозяйства. С увели­чением численности населения хлебопашество с каждым годом теряло свою привлекательность, земля быстро выбивалась из рук, наделы падали настолько, что уже не могли прокормить землероба, так как молоканские семьи, как правило, были многочисленны и насчитывали по 12-15 человек. Поэтому многие стали переходить в ремесленники, а многие - уходить в города заниматься отхожим промыслом.
 
18В.В.Верещагин. Духоборцы и молокане в Закавказье. Москва, 1900 год, стр. 22
         Все это не могло не отразиться и на уровне высоконравственной патриархальности, а также отношении к властям и царскому самодержавию, некогда всех их выдворивших из России. Появилась прослойка, которая стала менять свое отношение к правящему режиму, провозглашать здравицы и возносить молитвы за здравие царствующих особ. При этом они не забывали утешать бедняков, что "кого бог любит, того и наказывает", продолжая проповедовать труд, покорность и терпение, попутно упоминая о любви друг к другу.
         А.М.Аргутинский   еще   в    1897    году    писал   о  воронцовских  молоканах: "Ни солидарности, ни заботы о соблюдении мирского интереса у них нет и, как это можно было ожидать, кулачество, явление еще пока здесь новое, с каждым годом получает заметное развитие".19
         Однако основная масса Закавказских молокан придерживалась принципов своих предков и именно среди нее находились самые ревностные апостолы и пропаган­дисты вероучения, идейные творцы настроений общин и носители социального протеста. Именно они в дальней­шем станут инициаторами поиска лучшей жизни в дале­ких заморских краях, где люди могли бы жить равно, сво­бодно и без насилия.
         Среди молоканских поселений Закавказья также стало наблюдаться различие в их социально-экономичес­ком развитии, что несомненно являлось следствием дея­тельности сельской общины, ее членов и руководителей.
         Одной из наиболее почитаемых, авторитетных среди "постоянных" молокан была их община в селении Воронцовка Борчалинского уезда Тифлисской губернии. Ее называли религиозным центром дореволюционного мо­локанства. Это селение возникло в 1846 году, и было образовано молоканами, высланными из ряда велико­русских губерний. В 1847 году поселенцы заарендовали у князя Макария Орбелиани 5250 десятин земли. Уже в 1870 году они выкупили у него всю арендованную землю и сверх того еще около 2000 десятин земли и 1000 десятин леса. Через двенадцать лет они выкупили еще 3300 десятин земли. К концу XIXвека 272 двора моло­канских хозяев Воронцовки имели в частной собствен­ности 14622 десятин земли и на правах аренды еще 1500 десятин. Им тогда принадлежало 1461 быков, 778 лошадей, 1335 коров, 1775 овец и др.20
 
 
19  А.М.Аргутинский. Борчалинский уезд Тифлисской губернии. Район Тифлисско -Карско-Эриванской железной дороги   в  экономическом и коммерческом отношениях. Тифлис, 1897 г., стр. 39.
20  А.И.Клибанов. История религиозного сектантства в России. Москва, 1965г., стр. 160.
          Воронцовские молокане явились пионерами фер­мерского хозяйства в губернии, землевладение многих из них составляло 200-350 десятин собственной земли.
         По пути воронцовских молокан шли и другие молокане Тифлисской губернии. В конце 80-х годов молокане из села Новопокровка приобрели в собствен­ность земли у тифлисских помещиков и основали на них селение Новомихайловка. Воронцовские и Новомихайловские молокане вели крупные зерновые хозяйства и широко применяли в своих владениях сельскохозяйст­венную технику. В то время как большинство селений па­хали еще старинными деревянными плугами, в Воронцовке уже имелось 160 современных железных плугов, 10 молотилок с конным приводом, масса куклеотборников и сортировок, сенокосилок, жатвенных машин и многое другое. В селении появились 4 мастерские, изготав­ливающие плуги усовершенствованных систем, которыми Воронцовка снабжала другие селения. Мастерские успешно конкурировали с соответствующими предприятиями Тиф­лиса. Воронцовские  крестьяне успешно торговали овсом и сеном, занимались коммерческим извозом, обслуживая нужды Тифлиса, Карса, Александрополя, Эривани и даже Владикавказа.
         Закавказские молокане нередко не ограничивались лишь ролью перевозчиков грузов. Иногда они сами закупали партии товаров и развозили их по мелким торговцам. Трудолюбие, предприимчивость, трезвый образ жизни - все это значительно повышало их благососто­яние, они обзаводились хорошо обустроенными усадь­бами, добротными домами, хорошо питались и одевались. Их поселения выгодно отличались от поселений коренных жителей чистотой и благоустроенностью.
         При всем том, что молоканство в царской России находилось в положении преследуемого течения, его зажиточная прослойка неизменно выступала с поддержкой внутренней и  внешней политики  царизма, открыто выражала свои верноподданнические чувства и отходила от утопий о полнейшем братстве, равенстве, создании  "царства божьего" на земле и т.п.
          Характеристика тогдашнего настроения в молоканстве была изложена в донесении главноначальствующего гражданской частью на Кавказе Министру внутренних дел Сипягину в декабре 1901 года, который отмечал влияние толстовской пропаганды на определенную часть молокан, наличие среди последних "беспокойных" элементов и течений, как например прыгунов и других. В то же время он отмечал, что "... Сектанты, остающиеся верными старому молоканскому толку, отличаются корректностью и исполняют беспрекословно все правительственные распоряжения и требования, относясь даже критически к волнующейся части сектантского населения".21
         О полном отходе верхушки молоканской общины от прежней оппозиционности царскому режиму свидетельствуют некоторые события.
         В   1914 году   царь  Николай  II  посетил  Баку   и Тифлис.    В    Тифлисе    ему   были  представлены    две молоканские депутации: одна из представителей городской общины   во   главе   с   М. Н. Пигаревым   и    другая   от  Воронцовки во главе с С.К. Жабиным.
         "Ваше   императорское   величество, -  обращался   к Николаю IIС.К.Жабин,- ...под покровом вашего императорского величества и  с мудрыми вашими  правителями, мы живем осчастливленными в Закавказском крае".22
         Он не преминул при этом вспомнить мудрых советников в лице наместника царя на Кавказе графа  И.И.Воронцова-Дашкова и его помощников.
         Аналогичное приветствие выразил и М.И.Пигарев: "Мы, молокане, верные   сыны   твои, великий   государь.  Прими наше верноподданническое чувство и любовь к тебе, государь, в дни тяжелого испытания нашей ро­дины" 23
Через год, во время пребывания в Тифлисе великого князя Николая Николаевича, девять воронцовских и новомихайловских молокан преподнесли ему Библию и  изложение вероучения молокан.
         Религиозные руководители молоканства - "стар­цы", придерживались политики зажиточной прослойки секты. Они пытались держать молокан вне политики, пы­таясь ввести ограничения в образовании и культуре, опасаясь чреватости непредвиденных их последствий, несущих угрозу строю сложившихся в секте отношений. Они проповедовали, внедряли и охраняли идеал патри­архального молоканства, замкнутого в сфере религиозных традиций и подчинении старшим.
         Духовное и политическое отставание от требований времени, усиленное раздробленностью молоканских групп и общин, скоро оказало влияние на всю секту. Она стала разлагаться и численно уменьшаться. Консерватизм и нежелание признавать новшества не привлекали моло­дежь. Многие стали переходить к баптистам и еванге­листам, которые более искусно и тонко обрабатывали умы верующих.
21  А.И.Клибанов,. История религиозного сектантства * России- Москва,  1965 г. ,стр. 166                  
22   "Его императорское величество' на Кавказе". Журнал "Духовный! христианин", 1914г. No.12,стр. 4
23"Его императорское величество на Кавказе".   Журнал "Духовный, христианин", 1914г.  No. l2,cтp. 4
         В Закавказье наибольшее распространение бап­тизма наблюдалось в общинах г.Тифлис, сел Новоbва­новка Елиcаветпольской губернии, Воронцовка Борчалинского уезда, Новоcаратовка и Новомихайловка Елисаветпольского уезда, Михайловка Казахского уезда Елисаветпольской губернии и других. По словам Валькевича, писавшего в конце 90-х годов XIXстолетия, что в Закавказье нет ни одного молоканского селения, где бы баптистская секта не свила себе гнездо, особенно в Бакинс­кой    губернии,   где   около   половины    всего   русского  населения составляли  молокане.
         Это явление имело место не только среди моло­канства Закавказья, но и в центральных регионах России, Таврии, Оренбуржья, Приамурья и Дальнего Востока, где общины молокан были особенно многочисленны и мощны. Они-то и явились основными поставщиками прозелитов баптистских общин. Все старания прогрессивных сторон­ников молоканства и других передовых его деятелей по оздоровлению течения не давали  результатов.
         Под знаком охранительных традиций и в целях придания нового импульса течению было задумано торжественно провести всероссийский съезд молокан, пос­вященный столетию официального признания секты в России, которое исполнялось в июле 1905 года. Таким образом, верхушка секты ("старцы"), датировали столетие своей секты не временем, когда начинал деятельность Семен Уклеин и молоканство понесло первые и обильные жертвы за свою оппозицию господствующему режиму и церкви, а 1805 годом - датой, когда секта была признана режимом. Это должно было быть более угодным правительству и еще раз подчеркивало верноподдан­нические чувства. "Старцы" готовили съезд, приглашая на него представителей секты, известных как своей религиозной деятельностью, так и богатством. Не были забыты и  высокопоставленные чины администрации.
         К проведению съезда готовились и "прогрессивные молокане", осуждавшие патриархальность и замкнутость молокан и призывающие их к прогрессу и даже к участию в общественной жизни. Наиболее видным деятелем этого крыла, возглавлявший так называемое "прогрессивное движение" был Н.Ф.Кудинов. Он и его сторонники делали ставку на молодое поколение и выступали за обновление молоканства. Готовясь к предстоящему съезду, онинамеревались вырвать у "старцев" первенство в руководстве движением, положить начало на съезде созданию духовного учебного заведения для  пресвитеров и наставников, учредить общественные кассы на началах взаимопомощи, изыскать средства ко всеобщему образованию молокан, открыв повсеместно школы. В школах предлагалось обязательное преподава­ние "Закона божия", но по вероучению молокан, дабы потомство сохраняло веру, обычаи и его историю.
         Всероссийский съезд духовных христиан - молокан было решено созвать   20-23 июля 1905 года, о чем были направлены соответствующие приглашения молоканским общинам Центральной России, Северного Кавказа, Закавказья, Сибири и  Дальнего Востока.
         Первоначально съезд намечалось провести в городе Тифлисе, но учитывая, что в это время года там стоит пыльная жаркая погода, место съезда перенесли в Воронцовку, где хорошие климатические условия сочетались, с обустроенностью и зажиточностью. Для проведения мероприятий были получены значительные пожертвования от единоверцев не только денежными, но и материальными средствами.                                        
         Сборный пункт был назначен в Тифлисе, являвшимся крупным железнодорожным узлом Закавказья, откуда гости гужевым транспортом доставлялись к месту назначения. Во всех молоканских общинах Российской империи эти три дня были объявлены праздничными. Специальная арка, воздвигнутая в честь приглашенной на съезд  правительственной администрации, была украшена инициалами Александра Iи Николая II. Был специально сооружен огромный шатер-навес для  участников мероприятий.
         Съезд открылся 22 июля 1905 года. На него съехалось до трех тысяч представителей общин со всех  концов Российской империи. Приехал и наместник царя на Кавказе граф И. И.Воронцов-Дашков, которого встречали криками "ура!". Сельский старшина Томилин Поздравил его с благополучным прибытием, поблагодарил за приезд, поднес  хлеб-соль,  а    также    просил присутствовать на утреннем богослужении и принять участие в общей трапезе. В первый же день съезда при дружных криках одобрения была направлена царю телеграмма:
"Великий государь! Мы, верноподданные сыны твои, молокане, собравшиеся в селе Воронцовка со всех концов Российской империи для празднования столетнего юбилея самостоятельного существования нашей религиозной общины, преисполненные глубокой благодарности за твои монаршие заботы о нас и твои милости к нам, возносим горячие молитвы к престолу царя царствующих о здравии и благоденствии твоем, государь, и августейшей семьи твоей.
Молимся за вечный покой всех венценосных предков твоих, не оставлявших нас своими милостями, и, душевно разделяя с тобой скорбь о тяжелых испытаниях, постигших наше дорогое отечество, молим создателя о даровании мира державе твоей"24 ("Миссионерское обозрение",No. 13,1905 год).
         В этот день мать царя справляла день своего ангела и съезд поздравил ее телеграммой следующего содер­жания:
"Ее императорскому величеству, государыне императрице Марии Федоровне.     Собравшись сего числа в селе Воронцовка по случаю сто­летия со дня дарования императором Александром Iрелигиозной свободы, мы, молокане всех концов России, почитаем за великое счастье поздравить ваше величество от имени всего съезда со днем вашего ангела. Усердно молимся всемогущему господу о даровании вам на многие лета полного счастья и благополучия" ("Миссионерское обозрение", No.13,1905 год).
         В это же время проходил съезд молокан и в селе Астраханке Таврической губернии, где также выражались верноподданические чувства и   готовность всеми   силами  охранять царя и отечество.
         На съезде в селе Воронцовка рассматривались и обсуждались вопросы, затрагивающие отдельные аспектывероисповедания, укрепления связей между общинами, решения отдельных сторон хозяйственной и общественной жизни, дальнейшую политику и другое. Были приняты и направлены соответствующие прошения царю и правительству о расширении религиозных и гражданских прав молокан, как-то: возможность приема детей сектантов во все учебные заведения России; свободный доступ на замещение всех должностей как в правительственных, так и общественных органах и учреждениях; беспрепятст­венная постройка молитвенных домов молокан; предостав­ление права ведения метрических книг для регистрации браков и детей молокан и мн.др.
         Юбилейное торжество и монархическая демонст­рация оказались несколько омраченными для органи­заторов съезда выступлением Н.Кудинова, поддержанным его сторонниками. Он предлагал: придать молоканству законченно-церковный (в духе протестантизма) характер, установив для всех общин обрядность и догматику и покончить с дроблением на различные толки, а также течения; открыть школу молоканского богословия; опубликовать катехизис молоканского учения; издавать духовно-нравственный журнал и газету; упорядочить избрание иерархов; созывать ежегодно всероссийские съезды молокан и многое другое. Особое внимание им было уделено организации школ, кружков, хоров и культурных организаций для молодежи.
 
24Имеется ввиду русско-японская война.
Кудинов расс­читывал привлечь симпатии средних слоев молоканства и завоевать доверие его низов, выступая в роли их защитника от зажиревшей верхушки. Его выступление вызвало разногласия на съезде, но, тем не менее,  руководителям съезда удалось "похоронить" его предло­жения. Руководящие позиции в молоканстве остались за "старцами" и   существенной роли   в жизни   молоканства этот съезд не сыграл.
         Год спустя община села Воронцовка, сделав опреде­ленные выводы из съезда, выступила с инициативой пост­роить дом просвещения, для чего был организован сбор пожертвований. Одним из первых спонсоров этой затеи стал сам наместник царя. Вот, что писала тифлисская газета "Кавказ" 12 августа 1906года:
«Наместником Его императорского Величества на Кавказе генерал - адьютантом графом И.И. Воронцовым-Дашковым 6-го августа от представителей молокан селения Воронцовки была получена следующая телеграмма: "Молокане селения Воронцовка, приступив к освещению и закладке дома просвещения в память столетнего юбилея дарования Его Императорским Величеством Александром Iсвободного верования молоканского учения, приносят благодарность вашему сиятельству как первому жертвовавшему на сие святое дело и просят покорно повергнуть к стопам Его Императорского Величества их верноподданнические чувства престолу и отечеству.
Старшина Константинов,
уполномоченные Иван Томилин,
Гусев,Жабин."
 
          В этом же номере газеты сообщалось:
"Наместник Его Императорского Величества на Кавказе генерал-адъютант граф И.И.Воронцов-Дашков 8-го августа имел счастье получить от Государя Императора следующую телеграмму: "Поручаю вам передать молоканам села      Воронцовка мою искреннюю  благодарность за выраженные мне чувства в памятный для них день празднования столетия свободного исповедания их вероучения.
Николай."
 Обеспеченная материально и облагодетельствован­ная правительством, верхушка молокан стала призывать своих   единоверцев   верно   служить   царю  и    отечеству, аккуратно исполнять все повинности. Правительство, убедившись в полной безвредности и лояльности молокан,  в 1905 году разрешило им издавать свой Печатный орган, ежемесячный журнал "Духовный христианин", но, по мере того, как верхи движения отворачивались от демократи­ческих принципов раннего молоканства, а потом и вовсе порвали с ними, эти принципы сохраняли низы секты и дорожили ими, так как они отвечали их чаяниям. Основная масса противников политики верхушки находилась среди течения "прыгунов*, которые рьяно придерживались принципов ненасилия и выступали против поддержки строяэксплуататоров.
         Свобода воли является основным догматом учения духовных христиан, строго придерживающихся Библии, где указано, что человек создан свободным.   В обряднике  С. Уклеина чётко упоминалось, что основой нравственной  жизни истинного христианина должна быть совершенная свобода и независимость ни от каких человеческих за­конов и принуждений, что власть людей не должна рас­пространяться на тех, в кого вселилось учение Христово. Мирские власти, указывал Уклеин, постановляются Богом, но их власть не распространяется на духовных христиан, которые не от мира, они исполняют заповеди божест­венные и им чужды человеческие законы, противоречащие учению Слова Божия.
         Вот поэтому введенная в конце XIXстолетия всеоб­щая воинская повинность вызвала широкий протест среди молокан. С самого начала ее введения и до наших дней молокане - прыгуны не могут мириться с этой формой насилия, в тоже время исправно ее исполняя в силу своего законопослушания, что опять же вступает в противоречие с их принципами. Каждая власть от Бога, заявляют они и аккуратно исполняют все решения этих властей.
Об освобождении их от воинской повинности молокане – прыгуны неоднократно ходатайствовали перед царем, но безуспешно. Именно это и послужило основной
причиной поиска счастья и свободы в дальних заморских краях, куда на протяжении 1901-1911 годов эмигрировало из  Закавказья более 3500 человек.
         Исполнения своих мечтаний они надеялись обрести и США, Канаде и Австралии. Расстояния их не пугали, их вдохновляла вера, за которую они привыкли страдать и которую они  хотели сохранить.
          Разброд и разноголосица в молоканстве привели, к тому, что по общинам разъезжали различные проповед­ники, каждый из которых утверждал именно себя в качестве истинного вождя и защитника веры. В среде сбитых с толку, молокан,. разуверившихся в "царстве божьем" на земле, перед первой мировой войной наряду с баптизмом в Закавказье стал широко распространяться адвентизм, проповедующий пришествие Христа и наступление тысячелетнего, царства, которое  освободит всех от нужды, притеснений и эксплуатации.
         Наряду с "прыгунами" и "постоянными" среди молокан, появились молокане-субботники, которые принимали все установленные догматы молоканской веры, но  отрицали праздник воскресенья.
         Революцию молокане приняли неприязненно, ибо она несла новую жизнь и новую идеологию, которая грозила подорвать устои веры, нарушить патриархальный образ жизни. С установлением Советской власти в Закавказье политика новых властей была направлена на разрушение замкнутости молокан, на борьбу с их религиозностью и культурой. На призыв к коллективизации молокане ответили глухим молчанием, упорным сопротивлением. Начался массовый убой скота сократились стада, хозяйства начали глохнуть. В ответ власти развязали репрессии, нанеся значительный удар но молоканству, подвергнув очень многих глав семейств гонениям и заключениям в тюрьмы, а также ссылкам. Все это делалось. не столько по причине раскулачивания, сколько   из-за   уничтожения   сторонников   глубоких религиозных убеждений.  Руководители общин в большинстве были репрессированы, а основная масса насильственно объединена в колхозы. В эти годы многие стали оставлять свои хозяйства и переезжать в города. Молоканские общины стали быстро чахнуть, в них оставались одни старики. Молодежь вступала в комсомол, принимала участие в строительстве новой жизни. С развитием системы образования, которую активно осуществляла советская власть, многие дети молокан получили возможность обучаться в высших и средних учебных заведениях, защищать диссертации, становиться высокообразованными специалистами. Из их среды вышло немало крупных хозяйственных деятелей, руководителей регионов, депутатов различного ранга, ученых, преподавателей вузов и др. Несмотря на то, что они выбывали из рядов сектантов, тем не менее, они пользовались большим уважением и почитанием у своих земляков. Учение и прилежание у молокан всегда поощрялось, и они в дореволюционной России всегда выделялись более высоким уровнем грамотности, чем духоборы и православное крестьянство.
         Вторая мировая война не обошла и молокан, которые вместе со всеми приняли участие в борьбе с фашизмом. Немало среди них получили боевые награды. Очень  многие  семейства не дождались с войны своих кормильцев.
         В послевоенные годы стала наблюдаться миграция молокан обратно, на свою историческую родину, в Россию. Особенно активный выезд имел место среди молодежи, которая после окончания институтов или других учебных заведений стала покидать республики Закавказья, где она, несмотря на проповедуемый интернационализм, стала ощущать неудовлетворенность своей ущербной ролью в экономической и общественной жизни. Безусловно, нельзя не учитывать и социально-бытовую  необустроенность  сел, которая    способствовала   выезду-   из    родных    мест    и закреплению молодежи в городах. Вслед за молодыми стали уезжать, покидая свои хозяйства, и представители старшего    поколения,   которые    в   большинстве   своем
перебрались в сельские районы Ставропольского и Краснодарского краев, где плодородные земли и благоприятные условия позволили им быстро достичь более высокого материального уровня жизни, чем в Закавказье.
         В связи с ростом национальных движений, начиная с 1989 года, процесс миграции русских стал особенно интенсивным. Перевод делопроизводства на национальный язык и придание ему статуса государственного были негативно восприняты всеми русскими, проживающими на территории республик Закавказья. Особенно сильно стимулировало выезд русских из Армении закрытие русских школ и групп с русским обучением в вузах. Не видя перспектив для получения образования и дальнейшего трудоустройства, русские стали массово покидать родные очаги, продавая за бесценок нажитое ими и их предками. Только в Армении из двух десятков русских сел ныне остались лишь два - Фиолетово и Лермонтове. Аналогичная ситуация имела место в Грузии и в Азербайджане.

Голосов пока нет

Другие материалы подшивки

  • Средства гигиены - средства, которые помогают держать себя в чистоте. С первых дней ребенок нуждается в правильном уходе. В зависимости от применения предложенные сегодняшними компаниями средства...
  • Определение и этиопатогенез, причины обострения. Для медиков, студентов и заинтересованных людей. Хроническая обструктивная болезнь легких (ХОБЛ) характеризуется длительным ограничением циркуляции...
  • В современном мире технологии беспрепятственного доступа в сеть интернет совершенствуются каждый день. Казалось бы, вот-вот, только недавно появились 3G модемы, как их стали вытеснять новейшие 4G...
  • Каждый человек, хотя бы раз в жизни сталкивался с ситуацией, когда телефон разряжался в самый неподходящий момент. Отсюда срывы важных звонков и неотправленные письма через почтовую службу. Носить с...
  • Молоканское богослужение -- церемония обычно закрытая для посторонних, однако мне несколько раз удалось побывать у них. Здесь -- рассказ о том, как это было в первый раз, в горнолыжном курорте...