СТАРООБРЯДЦЫ: ИЗ РОССИИ В АМЕРИКУ ЧЕРЕЗ КИТАЙ

Хисамутдинов А.А.

В XIX в. российское правительство было заинтересовано в освоении дальневосточных земель. В числе первых переселенцев были старообрядцы различных согласий. На первом этапе большинство среди них составляли поповцы белокриницкой иерархии. Узнав о том, что на Дальнем Востоке можно найти свободные земли, к ним присоединились липоване, русские старообрядцы, вернувшиеся в Россию из Австрии и поселившиеся в Амурской области. Большие старообрядческие поселения имелись в Южно-Уссурийском крае. В 1911 г. была учреждена Иркутско-Амурская старообрядческая епархия, в состав которой вошли приходы Амурской, Приморской, Забайкальской, Якутской областей и Иркутской губернии.

Октябрьская революция и гражданская война внесли значительные изменения в старообрядческую жизнь. Окончание войны на Дальнем Востоке заставило старообрядцев, в основном "поповцев", покинуть родные места в Сибири, Приморском и Хабаровском краях. Через Алтай и Приморье они эмигрировали в Китай, где центром старообрядцев стал Харбин. Здесь в 1917 г. старообрядцы-поповцы основали общину в честь святых первоверховных апостолов Петра и Павла [1]. Несколько общин старообрядцев-поповцев было образовано и в Трехречье. В начале 1921 г. в Харбин перенесли и кафедру епископа Амурско-Иркутского и всего Дальнего Востока, появились старообрядческие печатные издания [2].

Одним из инициаторов строительства старообрядческой Свято Петропавловской церкви в Харбине стал протоиерей отец Иоанн Кудрин [3]. Он происходил из семьи старообрядцев часовенного согласия Пермской губернии. Его родители присоединились к старообрядцам-поповцам, то есть приемлющим священство, когда мальчику было семь лет. С восьми лет он прислуживал в церкви, а в 19 лет стал начетчиком. В 1906 г. в Москве его произвели в диаконы, затем он был настоятелем церкви в Уфимской губернии. Кудрин хотел получить образование и в 1913 г. стал слушателем сельскохозяйственных курсов в Москве. Работая в кооперации, он опубликовал статьи в журналах "Церковь" и "Старообрядческая мысль", являлся председателем Епархиального совета Пермско-Трбольской епархии. В гражданскую войну Кудрин был проповедником в 3-й армии правительства А. В. Колчака. В Китае Иоанн Кудрин проявил себя миссионером, который не боялся полемики с православными священниками. Другим деятелем старообрядчества был протоиерей Иоанн Шадрин, настоятель Древлеправославного храма во имя Успения Пресвятой богородицы в Харбине (с 1929 г.). Он жил в Трехречье, в пос. Верх-кули и считался весьма знающим священником [4].

Дальнейшие события в Советской России привели к значительному увеличению старообрядцев в Китае. К 1930 г. коллективизация докатилась и до Дальнего Востока, разрушив традиционный быт и культуру русских крестьян, для большинства которых скрепляющим нравственным началом была религия. По всем селам и деревням стало проходить раскулачивание, при этом закрывались все старообрядческие приходы, как поповцев, так и беспоповцев. Потерпев в 1931 - 1935 гг. поражение в сопротивлении новой власти, они переправились через пограничную реку Уссури около Хутоу, севернее озера Ханка, а также в других местах советско-китайской границы и поселились в Харбине, Трехречье, других селениях в глубине Маньчжурии, недалеко от России. Эмигранты предполагали вернуться на родину после падения советского строя. Старообрядцы постоянно поддерживали связь между собой.

Наиболее крупным и характерным поселением была деревня Романовка, основанная летом 1936 г. в небольшой долине в окрестностях Хэндаохэцзы, которую обнаружили братья Калугины. Первыми поселенцами стали Иван Селедков с двумя сыновьями и Павел Поносов. Сначала они жили в палатке, а в ноябре 1936 г. поставили избу из дерева, срубленного в окрестном лесу с разрешения властей. В ней они с большим трудом перезимовали, занимаясь охотой. В феврале следующего года к ним пришли из разных мест Маньчжурии еще 14 мужчин, в том числе и Иван Калугин, и привели лошадей. Проведя межевание пахотной земли и усадебных участков, мужчины начали строительство жилищ для своих семей. В марте в уже готовые избы приехали жены с детьми. Вскоре начались пахота и сев.

К концу 1937 г. в долине образовался целый поселок. В своем ходатайстве к властям старообрядцы отмечали: "У нас одна вера (мы все староверы), одна родина и занятие (крестьяне-охотники). Мы горячо желаем проживать вместе, служить народу, обществу и государству. Посему убедительно просим вас сдать в аренду участок земли, подходящей для земледелия и постройки поселка... Сейчас в нашей группе 25 семей, в том числе: мужчин - 33, женщин - 28, детей - 61. Имеющийся скот и инвентарь: лошади - 28, коровы - 23, плуги - 2, телеги - 2, бороны - 4" [5].

В центре Романовки стояла молельня, построенная в 1939 г., где находились старинные иконы и книги. Кроме того, каждый бережно хранил у себя святыни, вывезенные из России. Настоятелем был Ксенофонт Петрович Бодунов, изба которого располагалась напротив молельни. Старообрядцы были отличными плотниками и кузнецами: сами строили избы и изготавливали различную домашнюю утварь. Внешне избы были простыми и лишенными украшений, но конструктивная продуманность удовлетворяла всем требованиям рациональности и удобства. В частности, большим достоинством их жилищ была хорошая защита от мороза и ветров.

Хозяйство Романовки было преимущественно натуральным. Чем больше леса расчищалось под пашню, тем более земледелие преобладало над скотоводством и охотой. По данным на 1940 г., каждая семья имела по две десятины пашни. Выращивали пшеницу, гречиху, бобы, картофель, овес и ячмень (на корм скоту), кукурузу (для домашней птицы) и т.п. Из домашнего скота Романовцы держали лошадей, коров, коз, свиней, кур и т.д. Летом их пасли на пастбище, а зимой содержали в хлеву. В огороде сажали капусту, огурцы, тыкву, свеклу, помидоры, арбузы, дыни, редиску, редьку. Занимались и пчеловодством. Романовцы не обеспечивали себя полностью продовольствием и фуражом и были вынуждены покупать пшеницу, рис и лук у корейцев, живущих поблизости от их поселка.

Интерьер каждой избы был нарядно украшен: бросались в глаза расшитые цветами яркие занавески, иконы в красном углу, фотографии в рамках под стеклом, фикусы и герань в горшках, раскрашенные сундуки и т.д. Но электричества не было, и жилье освещалось свечами из пчелиного воска.

Хлеб пекли преимущественно пшеничный из дрожжевого или пресного теста. Мясо давали скот, домашняя птица или добыча охотников. Нередко на столе появлялась рыба: в речке около поселка ловилась форель (ленок). В будний день пили квас, а по праздникам из меда, ягод или дикого винограда варили брагу или медовуху. Из кишмиша, дикого винограда и калины варили варенье. Всех поражала красота праздничного наряда романовских женщин: на фоне пейзажа Маньчжурии их национальные костюмы казались необычными.

Романовцы жили необычайно сплоченно. Деньги от продажи пойманного зверя, например, тигра, распределяли между всеми семьями. Даже подарки посетителей не попадали кому-либо в исключительное владение. Селяне помогали друг другу не только рабочей силой, но и скотом, сельскохозяйственными орудиями.

В первой половине 1940-х гг. кроме Романовки в восточной Маньчжурии существовало еще несколько староверческих поселений: Коломбо, Силинхе, Ханьдаохэцзы, Мерген, Татицван, Чипигу (Масаловке) и Медяне. В Силинхе, образованном в 1932 г., жили братья Дмитрий и Логин Гостевские, Герасим Юрков, Сазон Бодунов. В селении Дацзицюань, в долине реки Танванхэ, в 12-и верстах от железнодорожной станции Вэлин, жили Игнатий Басаргин, его сын Ефим и его четыре двоюродных брата, сыновья Кондратия. Поселения староверов имелись в таких больших городах, как Харбин, Цицикар, Бухэду и Хайлар или около них.

Одним из наиболее популярных видов деятельности старообрядцев была охота, тем более, что маньчжурская тайга считалась очень богатой дичью. В районе трех линий КВЖД промышляли до трех тысяч русских охотников [6]. Большинство предпочитали охоться на птицу или пушного зверя, и только небольшая часть охотилась на тигра. Особенно удачливым считался житель Ханьдаохэцзы Семен Калугин, который за зимний сезон 1936 г. добыл семь тигров. Другими известными охотниками-профессионалами были Лука Малахов, Федор Мартышев и Петр Калугин [7]. По мнению китайских медиков, препарат из тигрового сердца дает человеку необычайное мужество и стойкость, а амулеты из тигровых когтей и усов возвращают утраченную любовь. Обычно туша тигра оценивалась от 900 до 1500 гоби [8], и один убитый тигр мог дать больше прибыли, чем самый удачный охотничий сезон [9]. Охота регулировалась правилами правительства Маньчжу-диго и Харбинским обществом правильной охоты и рыболовства, которое затем было преобразовано в секцию охоты и рыболовства при БРЭМе (1936). Старообрядцы также занимались отловом живых тигров для продажи в зоопарки.

Популярной была и добыча пантов, которые использовались для приготовления лекарств традиционной китайской медицины. Панты в Китае стоили очень дорого: за пару пантов средней величины давали от 500 до 600 гоби, а за крупные можно было получить около 1000 гоби [10].

Охота на оленей-пантачей начиналась в Маньчжурии в начале лета и длилась почти до августа. Этот род охоты не таил в себе такой опасности для охотника, как охота на тигра, но требовал большого опыта, навыка и ловкости. Главная трудность заключалась в том, что в период роста пантов олень становится особенно нервным и чутким. В это время он уходит вглубь тайги, изредка выходя на водопой и кормежку. Охота на оленя основывалась на глубоком знании привычек зверя и навыков охотника. Выследив оленя, охотник целыми часами сидел в засаде. Журнал "Рубеж" писал: "Минувший сезон (1936) пантовой охоты прошел в общем, довольно удачно. Группе известных здесь охотников на крупного зверя, во главе с братьями Калугиными, Мартюшевыми и Назаренко, удалось добыть целую коллекцию пантов, принесшую им довольно солидный заработок" [11].

Если в начале освоения территории здесь было много зверя, то со временем его становилось все меньше и меньше. Уже в середине 1930-х гг. ставился вопрос о заповедниках. По сведению Н. А. Байкова, охотой в этих местах занимались до 40 тыс. человек, включая китайцев и представителей коренных народностей. Охотники добывали зверя и дичи на сумму около 20 млн. иен [12].

Самым тяжелым испытанием для староверов в первые годы жизни в Маньчжурии была борьба с хунхузами. Староверческие селенья находились в отдалении от других населенных пунктов, поэтому часто становились жертвами нападения. Осенью 1933 г. на пос. Силинхэ, который в то время состоял из тринадцати дворов, напала крупная банда. Несмотря на то, что бандитов было вдвое больше, старообрядцы смогли хитростью отбить нападение, уничтожив около пятидесяти бандитов [13]. Зимой 1938 г. Елисей Калугин, младший сын Ивана, был убит в тайге во время охоты [14].

Во время жизни в Китае старообрядцы полностью сохранили свою культуру. В первую очередь этому способствовала жизнь в замкнутых общинах и поселениях, находившихся в глубине Маньчжурии, близких по природно-климатическим условиям к дальневосточному региону. Способы адаптации к местным природно-экологическим, социально-экономическим, демографическим и культурным условиям жизни были уже отработаны в России, где старообрядцам пришлось приноравливаться к жизни в новых условиях.

Степень открытости у старообрядцев-поповцев и беспоповцев была различной. Первые активно участвовали в социальной жизни эмиграции, не боясь открытой полемики с православием, что было невозможно в России. Беспоповцы, напротив, предпочитали находиться в стороне от этого, выбирая соответствующие поселения. И те, и другие занимались хлебопашеством и скотоводством, но у первых оно находилось на более коммерческом уровне, с вовлечением в хозяйственную деятельность региона и контактами с другими социальными слоями, а беспоповцы в основном вели хозяйство для собственных нужд.

В связи с этим иной была и степень сохранности традиционной русской культуры. Поповцы, понимая важность образования, отдавали детей в различные школы и гимназии, часто вдали от дома, что не способствовало сохранению не только традиций, но и самой веры. Различия в уровне традиционной культуры наблюдались и у разных поколений: у старшего и среднего поколений поповцев он был высоким, у младшего - весьма низким. Несмотря на особенности в укладе жизни поповцев и беспоповцы, они контактировали между собой: так, беспоповцы пользовались старообрядческой литературой, в частности календарями, покупая ее у поповцев в Харбине.

При переезде в Китай не произошло больших изменений в материальной культуре старообрядцев, в частности, ношении традиционной одежды и обуви в повседневные и праздничные дни, если не считать того, что в Китае они заимствовали некоторые предметы у китайцев, например, ткань. Одежда стала более нарядной, чем раньше, при жизни в России. Не было внесено и новых конструктивных особенностей в строительство жилья и его интерьер: сохранился "красный угол" с иконостасом, фотографии родственников по стенам, набивные рисунки на тканях, украшавших комнату. Не было различий и в еде. Набор пищевых продуктов, способы их заготовки, хранения, приготовления, кухонная утварь были традиционными.

Ничего не изменилось и в семейно-брачных отношениях. Во всем строго соблюдались традиции, особенно внимательно подходили к степени кровного и духовного родства. У беспоповцев почти не случалось выбора партнера из иной этнической среды, тем более что на данном этапе хватало женихов и невест. В сельской местности в брак вступали довольно рано: девочки в возрасте 14 - 16 лет, юноши - в 15 - 18 лет. В городской местности у старообрядцев-поповцев не редкими были браки с представителями иной веры, но возраст для замужества и женитьбы был выше, чем у беспоповцев.

Не наблюдалось больших изменений и в традиционном распределении производственного и домашнего труда на мужские, женские и детские работы. Мужчины обычно занимались охотой и работой в иных районах. Женщины были хранительницами очага, выполняли всю домашнюю работу и воспитывали детей. Старообрядческие семьи были большими. В них росли от 5 до 10 детей, а иногда и больше. Правда, наблюдалась высокая детская смертность, тем более, что у старообрядцев отсутствовала медицинская помощь.

Система образования у поповцев и беспоповцев в Китае различалась. У первых существовала начальная ступень в церковно-приходской школе, также имелся более высокий уровень образования, вплоть до высшего. У бесповцев образование ограничивалось первой ступенью: обучение чтению на древнерусском языке, что было необходимо для религиозной службы. В то же время были случаи, когда старообрядцы для обучения детей нанимали русских эмигрантов. Кроме того, невысокий уровень образования восполнялся общением с китайскими или японскими детьми и освоением их языков: старообрядцы знали их превосходно.

Конфессиональная общность и культурное самосознание определялись старшим поколением. Именно оно устанавливало нормы поведения, несущие ряд религиозных запретов, следило за соблюдением традиционных обычаев и обрядов. Старейшины определяли религиозно-культурные правила для членов своей общины, контролировали строгие еженедельные и более продолжительные посты, обязательные часы молений и прочее.

На взрослых лежала обязанность по приобщению своих детей к образу жизни общин, степени почитания родителей, кровного родства и родства по свойству, в создании иерархической структуры семейных обязанностей. Они же сохраняли традиционные календарные и семейные (родильно-крестильные, свадебные, похоронно-поминальные) обряды.

Японская оккупация Северной Маньчжурии почти не изменила жизнь старообрядцев. Японцы совершенно не обращали внимания на внутреннюю структуру и особенности старообрядческой общины. Как и все русские эмигранты на севере Китая, старообрядцы были обязаны встать на учет в Главном бюро по делам Российской эмиграции в Маньчжурии (БРЭМ), заполнив соответствующую анкету. Старообрядческие общины выбирали из своей среды представителя БРЭМа, на котором лежали обязанности по общению старообрядцев с властями.

Как и вся русская эмиграция, старообрядцы были обязаны участвовать в общественных работах, в том числе, выделять скот для строительства дорог или принимать участие в системе японской гражданской обороны. Япония строила планы по вторжению на территорию российского Дальнего Востока, и русские эмигранты должны были стать связующим звеном между русским населением и японцами. Старообрядцев привлекали и на военную службу: их готовили на роль проводников. В основном они проходили подготовку в формированиях Асана.

Старообрядческие общины имелись и в Синьцзяне, на северо-западе Китая, где поселились те, кто бежал из России через Алтайские горы - причем, не только старообрядцы, но и простые эмигранты, по религиозным или политическим причинам не приемлющие советскую власть. Здесь старообрядцы обосновались, главным образом, неподалеку от городов Кульджа и Урумчи, где нашли плодородные земли. Их жизнь не отличалась от жизни соотечественников в Маньчжурии. Особенных контактов между харбинцами и синьцзянцами не было. Они начались только по пути на американский континент, в Гонконге.

1945 г. поставил крест на отлаженной жизни старообрядцев. Советская армия захватила в Харбине архив БРЭМа и определилась с теми, кто в той или иной степени контактировал с японцами. Сразу же были арестованы и депортированы в СССР почти все старообрядцы-мужчины кроме нескольких стариков. Советские дипломаты стали проводить в Маньчжурии и Синьцзяне агитацию за возвращение семей на родину. Некоторое время семьи старообрядцев, оставшиеся в Китае, ждали возвращения мужчин, но с каждым годом надежда гасла. Русские баптисты и пятидесятники сумели уехать через Шанхай на Филиппины и в другие страны. Через них старообрядцы узнали о правилах эмиграции из Китая.

С середины 1950-х гг. из самых глубинных районов Китая, семья за семьей, оставив хозяйства, со скромными пожитками старообрядцы на попутных грузовиках и повозках добирались до ближайшей железнодорожной станции, а там на поездах, с документами и без них, отправлялись в Тяньцзинь и Шанхай. Уже оттуда на теплоходах они уезжали в Гонконг (1958- 1959). Китайские таможенники строго следили за тем, чтобы старообрядцы не вывозили из Китая никаких ценностей, включая золото и бумажные деньги.

Долгие месяцы, пока в кабинетах посольств и консульств решалась их дальнейшая судьба, сотни семей старообрядцев сидели в ожидании, чаще всего без работы, довольствуясь небольшим пособием. Устроиться и продержаться в Гонконге им помогали Международный Красный Крест и Объединенный Всемирный Совет Церквей. Отсюда они смогли разъехаться по разным странам. Протоиерей Иван Кудрин в 1958 г. уехал из Китая в Австралию. Его стараниями в пригороде Сиднея открыли храм, где отец Иоанн служил до своей смерти в 1960 году.

Старообрядцы из разных частей Китая встретились друг с другом только в Гонконге. Вначале они решили переселиться в Южную Америку, где, как им казалось, они могут найти условия для компактного проживания вдали от цивилизации, вредного влияния которой они всегда старались избегать. Но климатические условия Аргентины, Бразилии, Парагвая, Уругвая и Боливии сильно отличались от тех, в которых они жили в России и Китая. Еще по пути в Южную Америку во время краткой остановки в Лос-Анджелесе старообрядцы встретились с русскими молоканами [15]. Через них они связались с молоканами в Вудборне, штат Орегон. В это время там требовались сезонные сельскохозяйственные рабочие. Вначале в США выехало всего несколько человек, а через некоторое время в Орегоне уже проживало несколько сотен старообрядцев, что демонстрирует высокую степень взаимной поддержки.

Старообрядческая церковь города Сейлем, штат Орегон // фото: salemphotodiary.blogspot.com

В первые годы в Орегоне старообрядцам приходилось трудно: денег и жилья не было, английского языка они не знали. Неожиданным наплывом дешевой рабочей силы воспользовались местные фермеры: старообрядцы целыми семьями, а они у них большие - по десять и более детей - трудились, не покладая рук, на полях по шестнадцать, а то и более часов. Многие мужчины шли на рубку леса. Некоторые работали на фабриках, соглашаясь на любую работу, лишь бы прокормить семью и расплатиться с долгами, связанными с переселением. Не всегда старообрядцев жаловали на американских предприятиях, что в первую очередь было связано с религиозными праздниками: хозяину не нравилось, что его рабочий устраивает себе незапланированные выходные. Выработанное годами умение адаптироваться к местным природно-экологическим, социально-экономическим, демографическим и культурным условиям позволило старообрядцам успешно обустроиться на новом месте. Со временем в США появились и крупные принадлежащие им фермы.

В Орегоне русские старообрядцы жили в окружении американцев, и подрастающее поколение стало активно контактировать с американской молодежью. По мнению старших, это могло повлечь в дальнейшем отход от веры. "В Орегоне нам стало трудно, - вспоминает Олимпиада Басаргина, - и для пользы детей мы стали думать о переезде на другое место. Мы послали людей на Аляску, чтобы они осмотрели местность" [16]. Весной 1967 г. на Аляску отправились первые ходоки-старообрядцы П. Мартюшев и Г. Гостевский. По возвращении их в Орегон собрали собор, на котором те поделились впечатлениями. Сначала переселиться на Аляску желающих не нашлось: никто не хотел бросать хорошую работу и налаженный быт и начинать жизнь сначала. Но потом все же мнение склонилось в пользу переселения. Старообрядцы еще несколько раз ездили на Аляску, пока не нашли место, которое по всем параметрам подходило для их поселка. 22 июня 1967 г. было приобретено 640 акров земли на Кенайском полуострове. Первыми туда поехали Мартюшев и его семья (родители, дочери, женатые сыновья). Также пригласили А. и С. Калугиных, которые недавно приехали из Южной Америки [17].

В переезде на Аляску старообрядцам помог Толстовский фонд. Они смогли купить грузовик и гусеничный трактор. Семьи-переселенцы взяли в долг 20-тонный самосвал, погрузив на него трактор и прицепив грузовик. 13 мая 1968 г. они подъехали к горам и остановились у будущего соседа Билла Ребика. Его жена показала, где можно поставить палатки и брать свежую воду. "На другой день мужики сделали крышу и под нее поставили дровяную печку, которую нам дали американцы. Она стала кухней для всех. Американцы привозили рыбы, креветок, которые старообрядцы не ели. Некоторые привозили одежду. Больше всех приезжали алеуты" [18]. Для алеутов желание помочь русским старообрядцам было естественным, так как они из поколения в поколение передавали рассказы о временах Русской Аляски, а некоторые хорошо знали русский язык, продолжали следовать русским обычаям, ходили в православные храмы Американской православной церкви. Именно алеуты научили старообрядцев рыбалке.

Одним из первых сооружений нового поселка стала баня: простая палатка с каменкой. Эту традицию старообрядцы постоянно поддерживали и в России, и в Китае, и в Южной Америке. До сих пор почти в каждом старообрядческом доме имеется своя баня.

Поселок назвали Николаевском в честь Святого Николы, одного из самых почитаемых у старообрядцев святых. Первая молельня была в трейлере П. Г. Матрюшева, который стал и первым настоятелем. После молитвы все собирались вместе и обсуждали планы. Избрали в поселке и волостной совет.

Старообрядческая церковь поселок Николаевск, штат Аляска // фото: pelageya2.blogspot.com

Постепенно благосостояние улучшалось. К первым переселенцам стали присоединяться и другие. Мужчины работали на консервной фабрике в Нинильчике. Через четыре года купили в Орегоне косилку. Старообрядцы не боялись ходить в лес, к которому привыкли еще в Китае: собирали грибы, варили варенье из дикоросов (голубики, морошки, брусники), охотились, даже женщины, на мелкую дичь.

"Все старообрядцы нашего поселения, - писал П. Г. Мартыненко, - носят исключительно национальные костюмы: вышитые рубашки, широкие цветные сарафаны. Также дети в школу ходят в своих костюмах. Благо, в Америке не наблюдается никакой формы. Учителя обоего пола приобрели наши костюмы и нередко приезжают на работу в них. Жизнь наша на Аляске стабилизируется с каждым годом. Развели молочный скот, кур, огороды, оранжереи. Главная доходная статья - рыбный промысел" [19].

Старообрядцы занялись рыбалкой около 1970 г., нанимаясь первое время к американцам. Тогда же русские устроились на строительство катеров для рыбной ловли. Через некоторое время они уже стали строить их сами, открыв несколько верфей. Своим катерам они давали русские имена "Амур", "Моряк", "Лебедь", "Радуга", "Руслан", Нива" и т.д. Американцы сразу обратили внимание не только на умелые руки старообрядцев, но и на их бесстрашие: русские выходили в море даже в штормовую погоду. Нередки были случаи гибели в море. При этом наблюдалась большая взаимовыручка. Сейчас старообрядцы-рыбаки в основном базируются в бухте Хомер.

В Николаевске в среде старообрядцев произошел первый крупный раскол. Если первые группы были почти все беспоповцы, то тут появилась инициативная группа, которая вновь обратилась к древним книгам и решила принять священство, то есть выбрать из своей среды священника. В начале января 1983 г. представители старообрядческой общины Николаевска отправились в Вашингтон с просьбой разрешить поездку в Румынию для. рукоположения в Белокриницкой митрополии. И вновь пришла помощь из Толстовского фонда: ее сотрудник князь Кирилл Владимирович Голицын помог оформить все документы на поездку. Так, в Николаевске появились храм Святого Николая и священник. Им стал К. С. Фефелов, выходец из Китая, бывший много лет наставником в этом селе.

Не все однозначно восприняли это решение. Отказались принять священство Басаргины, которые жили на хуторе Находка, примыкавшем к Николаевску, а также Ревтовы с хутора Ключевая. Они продолжали ходить в свой моленный дом. Семья Ревтовых основала поселение Качемак после раскола на берегу одноименного залива, прозванного за теплый климат Гавайями. Много старообрядцев-беспоповцев жили и в другом селе - Вознесенке.

Вера и семейный уклад - вот основа, на которой сегодня строится жизнь старообрядцев. В зарубежье, какие бы невзгоды ни выпадали на их долю, старообрядцы неукоснительно придерживались древней религии, русского языка и своих обычаев.

Особенно много для популяризации обычаев и культуры среди старообрядцев сделал заведующий школой Боб Мор, приехавший на Аляску из Теннеси в 1969 г. и до Николаевска работавший в Христианской школе в Хомере. Когда в сентябре 1970 г. он оказался в Николаевске, школа располагалась в простом трейлере. К 1974 г. жители Николаевска построили новую школу, которая участвовала в программе по выявлению истории строобрядцев. В связи с этим был получен федеральный грант на издание литературы на эту тему, и в школе организовали Николаевскую издательскую компанию (Nikolaevsk Publishing Company). Всего было опубликовано 23 истории. Издание прекратилось в 2007 году.

Историю жизни своей тетки С. Калугиной рассказала О. Басаргина, закончив ее такими словами: "Есть еще истории - столько, сколько есть людей, которые приехали сюда с надеждой, и с мечтой, и с желанием жить и воспитывать своих детей по своим убеждениям. Немногие из историй будут написаны и рассказаны теми же словами; но эти истории существуют, и будут существовать, пока будет жить один человек с воспоминаниями и другой с желанием слушать и учиться на прошлых событиях" [20].

Одной из самых больших проблем, с которой сталкиваются молодые старообрядцы, является поиск жениха или невесты. Здесь необходимо соблюсти все требования по возрасту, степени кровного и духовного родства. Например, браки по физическому и духовному родству категорически запрещены. В Китае, где имелось достаточное число русских, старообрядцы легко находили себе невест и женихов. В Америке подобрать пару стало труднее, поэтому родители вынуждены порой покупать своим подросшим детям билет на самолет, кто из Аляски в Вудборн, кто из Вудборна в Канаду, кто из Аргентины и Бразилии в Орегон или наоборот. Предлог всегда один: "пущай погостить съездит". Часто дети заведомо знают, что едут они "на смотрины", где в знакомых семьях у молодежи "ненароком" произойдет нужное знакомство.

Проблемой жениться или выйти замуж были озабочены и так называемые турчане. Они жили в Турции, где в районе Аксехира, основав деревню Казакуй, занимались сельским хозяйством и рыбной ловлей. Турчане - или некрасовцы, были потомками казаков-старообрядцев, которые во главе с атаманом И. Некрасовым покинули российские пределы после поражения крестьянского восстания 1707 - 1710 гг. под предводительством Кондратия Булавина. Некрасов увел тогда несколько тысяч семей на Кубань, бывшую в те годы в турецком владении. Следом за казаками потянулись и русские крестьяне. Большая группа некрасовцев (999 чел.) репатриировалась в СССР в 1962 году. Пока они плыли из Турции в Новороссийск на теплоходе "Грузия", родился тысячный некрасовец. Поселили их в Ставропольском крае.

Небольшая же группа старообрядцев-некрасовцев (244 чел.), не захотевших ехать в Советскую Россию, перебралась вскоре с помощью Толстовского фонда в США. Вначале они поселились в Нью-Джерси, неподалеку от Нью-Йорка, где некоторые прижились и живут поныне. Часть же, узнав о том, что в Орегоне есть старообрядцы, решили переехать к ним на западное побережье Америки. Одежда и говор турчан немного отличаются от харбинцев и синзянцев. Другое отличие в том, что они были вынуждены в Турции изменить свои фамилии на турецкий вариант. Так, например, Стекловы, сделав вольный перевод своей фамилии на турецкий язык, стали Кемами.

Браки американских старообрядцев с российскими почти не заключаются: дорого ездить и существуют трудности с получением американских виз. Еще реже встречаются союзы старообрядцев с американцами. Они означают, что сын или дочь ушли в мир, порвав с семьей и заветами предков. Исключение составляют случаи, когда американец или американка переходит в старообрядческую веру.

Сейчас имеется семь старообрядческих общин на Аляске, две в Канаде и по одной в Орегоне, Монтане, Нью-Джерси и Пенсильвании. Несмотря на отдаленность, они поддерживают тесное общение с родственниками-старообрядцами из России, Южной Америки и Австралии. Точных данных о количестве проживающих в Орегоне нет. Наиболее реальной выглядит цифра от 5 до 7 тыс. человек. А во всей Северной Америке, включая США, Канаду и Аляску, насчитывается около 10 тыс. старообрядцев. Если на Аляске имеются поселения, где живут в основном одни старообрядцы, то в орегонском Вудборне старообрядцы живут преимущественно на фермах, которые находятся на значительном удалении друг от друга. Исключение составляет так называемый Турчанский поселок с единственной улица Вифлеем, которая тянется почти на километр, а по обе ее стороны расположены около 30 домов. Противоречия в старообрядческой общине проявились и здесь: между двумя беспоповскими моленными часовнями - Покрова Пресвятой Богородицы и Успения Пресвятой Богородицы находится поповская церковь Вознесения Господня.

Совсем рядом стоит самый большой в Вудборне моленный дом Святого Николы. Он расположен на улице Frolov, названной в честь Ивана Михайловича Фролова (1940 г. рождения, приехавшего из Китая), который был строителем современного моленного дома. Прежний за ветхостью снесли, а на пожертвованной А. А. Семеряковым в 1975 г. земле возвели современное здание. Строили сообща, обложив всех налогом в тысячу долларов. Потом еще неоднократно собирали пожертвования. Тогда здесь проживало 75 семей, сейчас их уже вдвое больше.

Старообрядцы в Вудборне, штат Орегон. Фото Михаила Евстафьева

На моления мужчинам положено приходить в черных кафтанах, а женщинам в нарядных платьях и косынках. В руках - небольшие плоские подушечки, которые используют при земных поклонах. Крестятся очень быстро, глядя трижды в разные стороны, чем просят прощения у Бога. Лица у всех русские, что является следствием требования жениться и выходить замуж только "за своих" и запрета брать в супруги родственников "до седьмого колена".

У старообрядцев имеются и свои кладбища, которые отличаются от других православных погостов. Почти всегда металлические кресты выполнены по одному рисунку. На большинстве могил надписи сделаны небрежно: просто выцарапаны на основании креста. Разумеется, время быстро их уничтожает. В результате уже сейчас невозможно определить, кто лежит в пятой части могил. Правда, у старообрядцев-поповцев в Николаевске надписи более четкие.

Старообрядцы используют прозвища. Так, выходцев из Турции называют индейками, используя перевод слова turkey, харбинцев - обезьянами (monkey) за их инициативу и напористость, синьцзянцев - рыбами (fish) за неторопливость.

Как и в дореволюционной России, старообрядцы предпочитают работать своими руками на фермах. Весьма популярны сезонные работы: рыбалка и строительство. С точки зрения хозяйствования, старообрядцы внимательно следят за техническими новшествами. Их можно смело назвать русскими кулаками на американской земле.

Старшее поколение старообрядцев отлично говорит по-русски, хотя и использует устаревшие слова и просторечье. Среднее и младшее поколения говорят по-русски не так легко, как родители, по-английски им общаться проще. Несмотря на отсутствие образования, старообрядческие дети отлично говорят на многих языках. Старшее поколение великолепно знает китайский или японский языки. Турчане - турецкий. Среднее - испанский или португальский. Дети в общении часто переходят с одного языка на другой.

Проблема сохранения русского языка для старообрядцев является весьма важной. Все дети ходят в американскую школу и не хотят говорить по-русски. Разговорный русский сохраняется в семье. Правда писать и читать на русском языке они умеют плохо. По этому поводу старшее поколение высказывает опасение, что утеря русского языка неизбежно приведет к ослаблению, а впоследствии и гибели старообрядчества в Америке.

Русские старообрядцы постарались еще из России привезти свои иконы и религиозные книги. Неоднократные пожары, к сожалению, уничтожили некоторые уникальные предметы культа. Старообрядцы нашли возможность восполнить потери. Среди них есть иконописцы, иногда они выписывают иконы из России. Нет проблем и с печатанием религиозной литературы в США. Православные календари получают из издательства Русской православной зарубежной церкви. Старообрядцы не испытывают ностальгии по Родине, как некоторые эмигранты. При этом они не теряют интереса к своим семейным корням: стремятся найти родственников и даже ездят к ним в гости.

Русские старообрядцы предпочитают не сталкиваться с американцами. В частности, почти невозможна совместная трапеза. Старообрядцы не едят пищу, приготовленную иноверцами, и не хотят приглашать к себе американцев, для которых нужно ставить особую посуду - для "поганых", то есть мирских.

Семья оказывает огромную роль в приобщении молодежи к образу жизни своих общин, степени почитания родителей, кровного родства и родства по свойству, в создании иерархической структуры семейных обязанностей и обязательств по принципу: 1) семья, 2) родня, 3) члены одной и той же конфессиональной группы и 4) члены этнокультурной группы. На ней же лежит и сохранность традиционных календарных и семейных (родильно-крестильных, свадебных, похоронно-поминальных) обрядов.

Степень сохранности традиционной бытовой русской культуры различна у представителей разных возрастных групп, а также у мужчин, женщин и детей. У старших по возрасту мышление более ортодоксальное, младшие более терпимо относятся ко всему тому, что выходит за рамки старообрядческих традиций.

В хозяйственной деятельности совершенно ничего не осталось от прошлого. В материальной культуре обязательно ношение традиционной одежды, но не обуви. Хотя американские технологии сказались и тут: теперь не встретить ручной вышивки, используется только машинная.

При строительстве жилья нет конструктивных особенностей русского жилища. Обычно берется типовой проект, хотя и с некоторыми изменениями. В частности, бывают самодельные печи из кирпича. В интерьере всегда предусматривается наличие "красного угла" и иконостаса. На стенах в домах старообрядцев много фотопортретов: групповых семейных, а также свадебных. Все в нарядных платьях, в расшитых рубахах на фоне красивой природы. Этот обычай перенесен из России в Китай, а оттуда в США. Фотографии сделаны профессиональными фотографами.

В основном живя на фермах, старообрядцы заготавливают впрок в большом количестве пищевые продукты и рыбу. Для этого используют несколько больших морозильных камер. На Аляске рыбу еще и коптят. Повсеместно варят варенье и готовят брагу.

Тяжелая работа сопровождается праздниками, когда в домах готовят обильную еду. Весьма популярны пельмени. В праздники много пьют 18 - 20-градусной домашней браги, приготовленной на ягодах, но не самогон или другие крепкие напитки. Сейчас пьют пиво. Потребление алкоголя начинается весьма рано.

Старообрядцы не участвуют в американской общественной или политической жизни, но внимательно за ней следят, особенно во время выборов.
Обычно старообрядцы не заканчивают даже среднюю школу, хотя по американским законам среднее образование - дело обязательное. Крайне редки случаи обучения в колледже. При этом американские власти идут навстречу старообрядцам и открывают в районах их проживания соответствующие русские школы. Американские учителя получают строгие инструкции уважительно относиться к старообрядческим детям. Раньше, как говорят очевидцы, в школу старообрядческих детей затаскивали чуть ли не силком, а с родителей брали расписку. Повышение образовательного уровня воспринимается многими отрицательно, так как приводит к тенденции распада традиционного семейного старообрядческого хозяйства: уезжая в другие города, дети теряют связь с домом, общиной, церковью, родным языком.

Молодые старообрядцы основали свою общественную организацию Russian Old Believer Enhancement Services (ROBES), Общество взаимопомощи Русских старообрядцев. Их лозунг - "What we can't do alone, we can do together". Инициаторы общества ведут работу по сохранению культуры русских старообрядцев.

Конечно, в старообрядческих общинах существует немало проблем. Некоторая раздвоенность жизни в иной культурной и языковой среде оказывает негативное влияние на часть старообрядцев. Они не могут найти ответы на многие вопросы в моленных домах Америки. Десятки семей отправляются в Енисейские скиты. Строгая жизнь в затворничестве с соблюдением законов дает им возможность по-иному посмотреть на свою жизнь. В настоящее время в американском старообрядчестве наметился очередной раскол, связанный с иконами. Некоторые считают неправильным изображение на них перстов.

Старообрядцы в своей массе не отличаются большой грамотностью, целиком концентрируясь вокруг религии предков. Они как бы отгородились от окружающего мира и не допускают к себе чужаков. И это несмотря на то, что в Америке существует некоторая настороженность в отношении тех, кто не похож на других и кто не хочет разделять так называемые американские ценности.

Старообрядцы, расселившиеся в странах Азиатско-Тихоокеанского региона, в том числе в Орегоне и на Аляске, вынуждены были покинуть родные места более 75 лет назад. Среди них уже не осталось почти никого, кто родился в России. Прожив все эти годы в иноэтнической и инокультурной среде, они тем не менее сумели сохранить свою историческую память, родной язык и многие важные черты традиционной материальной и духовной культуры русского народа. В то же время они стали частью культурного сообщества американской нации, восприняв определенные черты культурного наследия принимающей стороны, которая рассматривает аляскинских и орегонских старообрядцев в определенной степени как часть американской нации. Таким образом, на землях северо-западных американских штатов к началу XXI в. сформировалась специфическая этническая общность, объединяющая черты традиционной русской и англоязычной культур.

Вместе со старообрядцами из России были вынуждены покинуть Дальний Восток около одного миллиона россиян, которые распространились по многим странам Азиатско-Тихоокеанского региона, включая США. На сегодня эта волна эмиграции почти стерта и растворилась, не оставив последователей: ассимиляция заставляет быстро забывать свои корни. Изучение этого процесса помогает выявить многие факторы формирования в современном мировом сообществе полиэтнических культур, которые, возможно, в определенной степени являются прообразами культур будущего человечества.

Примечания

Статья выполнена при финансовой поддержке гранта Президиума РАН, код проекта 09-I-П25 - 01, а также Японского гранта - Grant in - Aid for Scientific research (212510)3)(A). Cultural Adaptation to the Natural and Social Environment in the Forest Areas in the Russian Far East (Roshia kyokuto shinrin chitai ni okeru bunka no kankyo tekio).

1. Государственный архив Хабаровского края (ГАХК), ф. 831, оп. 2, д. 29, л. 36 - 38.
2. ТЮНИН М. Духовно-нравственные издания г. Харбина. - Хлеб Небесный. Харбин, 1940, N 11, с. 38.
3. КУДРИН И. Г. Жизнеописание священника и отца семейства. Барнаул. 2006.
4. ШАДРИН И. Отчего произошел раскол в православной церкви в XVII столетии. - Хлеб Небесный. 1941, N 9 - 10, с. 46 - 50; N 12, с. 4 - 11.
5. Старообрядецъ. 2005, N 34.
6. Рубеж. Харбин, 1936, N 14 (28 марта), с. 17; ЗУЕВ С, КОСИЦЫН Г. Охота в Северной Маньчжурии. - Политехник. Австралия. 1979, N 10, с. 250 - 257.
7. ГОМБОЕВ Н. Н. Маньчжурия глазами охотника. Б.м., Б.г., с. 22 - 29.
8. Рубеж. Харбин, 1936, N 14 (28 марта), с. 17; N 17 (18 апр.), с. 19.
9. Там же, 1937, N 4 (23 янв.), с. 17.
10. Там же, 1936, N 29 (11 июля), с. 18.
11. Там же, 1936, N 29 (11 июля), с. 19.
12. БАЙКОВ Н. А. Промысловые звери и проблема звероводства в Маньчжурии. - Вестник Маньчжурии. 1934, N 6, с. 94.
13. ГОМБОЕВ Н. Н. Ук. соч., с. 5 - 10.
14. Хунхузы: По рассказу Анны Басаргиной (6 ноября 1979, Николаевск) Guerillas: Old Believers life in China. Николаевск. 1980, с. 14.
15. Архив Музея Русской культуры в Сан-Франциско. Коллекция А. С. Лукашкина, папка: старообрядцы.
16. BASARGIN О. A story of Николаевск (Nikolaevsk): As told to О. Basargin by S. Kalugin. Alaska. 1984, p. 1.
17. МАРТЮШЕВ П. Николаевск-на-Аляске. - Родные дали. 1978, N 292 (июль), с. 28 - 30.
18. BASARGIN О. Op. cit., p. 3.
19. МАРТЫНЕНКО П. Г. Николаевск на Аляске. - Русская жизнь. 15.IV.1978.
20. BASARGIN О. Op. cit., 1984, р. 26.
Оригинал работы Хисамутдинов А. А.Старообрядцы: из России в Америку через Китай // Вопросы истории,  № 7, Июль  2011, C. 90-102. на сайте Символ Веры

источник: semeyskie.ru

Голосов пока нет

Другие материалы подшивки

  • Очень многие слышали название Афон, но далеко не все знают, что он из себя представляет. Афон – название полуострова в северной части Греции, также известен как Святая Гора. Еще в языческие...
  • На сегодняшний день при выборе постельных принадлежностей, для обустройства собственной спальни в-первую очередь встают такие параметры выбора, как натуральность материалов, комфорт и уют при...
  •  Путешествие за рубеж, предоставляющее немало бесценных впечатлений, считается желанием каждого человека. Без проблем приобрести путевку в любом направлении возможно благодаря стремительно...
  • Представить себе жизнь и комфорт без набора определенной электроники уже просто невозможно. Мы – люди современности, просто не можем себе представить полноценной жизни без ряда бытовых приборов...
  • Представители закавказья Армении, Азербайджана,  Грузии приняли участие в песенном конкурсе «Евровидение–2014». На евровидении певец из Армении Арам Саркисян показал себя...